БИБЛИОТЕКА

  • Александр Шевцов

Стожок и печище (2)

Пост обновлен янв. 31

Продолжаем подготовку к вебинару. СТОЖОК. Как раскладывать стожок? Эта глава поможет нам лучше понять, что же такое Стожок и как его раскладывать?


Одной из интереснейших тем был его (Дядькин - прим. составителя) рассказ о том, как можно определить размер своего печища. Суть его сводилась к следующему.

Сознание является однородной средой. И нельзя определить, какое количество сознания ты можешь охватить своим видением, если в нем нет помехи, в которую твое видение упрется. Как нельзя определить размер пространства, который охватывает твой глаз, если на его пути ничего не стоит.

Какие помехи могут встречаться видению, когда оно созерцает сознание? Образы. Только образы. Сознание воспринимает впечатления от внешнего мира в виде образов. Если вспомнить стожок, то есть пасьянс, то образы можно уподобить картам. При этом, карты-образы бывают разными. Как бы разного качества. Одни из них ясные, а другие словно мутные. Они-то и оказываются помехами видению. Что такое «мутность» образов-особый разговор. И возможно, что это лишь условность, говорить об образах так. Эта мутность такого рода, как если бы ты смотрел не прямо сквозь стекло, а сбоку, сквозь торец. Иначе говоря, сам образ всегда ясный, но вот если он встал перед видением не так или не в том месте, ты его замечаешь и с тем уловляешься. А как только ты уловился одним образом, ясность твоего видения потеряна.

Получается, что печище - это некое пространство сознания, в котором от одного видимого образа до другого укладывается наибольшее число «невидимых» образов, образов, не привлекающих к себе особого внимания.

Такое место в своем сознании можно нащупать, к примеру, перечитывая собственные письма. Дядька же просто следил за тем, как люди говорят и буквально глазами видел, как в последовательные рассуждения, представляющие из себя цепочки образов, вытекающих один из другого, вторгается что-то чужеродное. Мутный образ. Тут он останавливал меня и помогал убрать помеху, чтобы рассуждение продолжилось естественно.

Для того, чтобы это стало понятно, он раскинул передо мной карты, тот же самый стожок моей бабушки, то есть пасьянс «Свободная ячейка», и показал, как раскладываются рядки, и как они перебиваются случайными, чужеродными образами.

- Так вот, это самый длинный из получившихся рядок, - показал он после того, как разложил «Детство» - то есть тот начальный расклад, который получается сам собою, без отправления карт «подумать» в угол, - это и есть размер твоего печища.

Не помню точно, но в этом рядке получилось, примерно, четыре-пять карт.

- Возьми листок бумаги, - велел он, - и поставь в середке пять этих точек в одну линию. А теперь обведи их кругом. Вот печище. И вмещает оно у тебя за раз не более пяти образов. Значит и задачи ты можешь решать не более, чем из пяти образов. То есть пяти ходов. Будет больше - запутаешься.

Каким-то образом я почувствовал, что и мое настоящее печище способно вмещать не более пяти образов за раз. И это было обидно.

- Вставь туда остальные рядки, чтобы они начинались на окружности и стремились к середке.

Я вставил и получилось примерно так.

- А теперь увидь, что остальные части рядков остались за границами круга. Продолжи их туда и пойми. Это понятия о жизни, которые ты имеешь. А в середке - главное твое понятие. На нем ты живешь и кормишься.

Затем он велел обвести каждую из получившихся линий кругом. Получился как бы цветок с тремя лепестками.

Вот смотри, - объяснил он. - Эти пять точек в середке - это твое печище, условно говоря. Оно охватывает пять из четырнадцати карт. Значит, пять из четырнадцати образов, входящих в это понятие. А это главное понятие твоей жизни, ты его знаешь лучше всего. Вот от других понятий сюда попали только три или две карты. И сразу видно, что их ты знаешь хуже, потому что в печище от этих понятий только небольшие кусочки.

Конечно, это все была условность, да и не все было понятно. Например, я никак не мог решить, что такое главное понятие жизни для меня. Но я точно чувствовал, что такое понятие у меня есть, его только надо было найти. Впрочем, Дядька, с его потрясающей способностью чувствовать мои внутренние вопросы, тут же сказал:

- Главное понятие тебе искать не надо. Просто, когда собираешься чем-нибудь всерьез заняться, вложить в какое-то дело кусок жизни, считай, что делаешь его, потому что думаешь, что у тебя есть об этом деле понятие. Когда начнешь делать, заметишь, что дело потребует привлечь еще несколько понятий. Без них оно делаться не будет.

Вот и получится, что на какое-то время у тебя появилось главное понятие и дополнительные. И они все как-то проявляются в твоем печище. Я много лет людьми руководил, и ко мне приходили с разными делами. Ну, заставишь его рассказать, что хочет. Это обычно еще как- то удается. Тогда просишь рассказать, как он намерен свое дело делать. Ну и начинается!

Тут ведь как, - на самом-то деле надо бы сказать: расскажи, как ты себе представляешь это дело. Потому что как представляет, так и будет делать. Как образы выложены, так и делается.

И вот он начинает рассказывать, а я слежу, сколько карт он разложит по порядку, в ряд то есть. И на чем собьется. И пока не выложит мне все понятие целиком, я с ним не ряжусь. Как говорится, ряд не заключаю. - У него в голове порядку нет.

И что же такое этот порядок оказывается на поверку, если человек этому делу жизнь отдает? Как думаешь? Вот твоя бабушка называла эти рядки карт в Стожке прядками. Моя Нюра грядками зовет. Раз прядки, значит, прядется нить. Из нити ткется ткань. Какая? Какая еще, как не жизни...

И значит, он ко мне не за подрядом и не за разрешением пришел. Он ко мне за помощью идет, чтобы случаем жизнь не просрать из-за того, что без понятия. А какое понятие, когда у тебя из четырнадцати карт сами собой только пять в ряд укладываются!? Вот этим природным умом ты и строишь свою жизнь.

Напомню, в Стожке начальный расклад карт производится без использования свободных ячеек вверху. Ты просто перекладываешь по рядам, то есть упорядочиваешь то, что само по себе переставляется. Это называлось у моей бабушки детством, пока ребенка не отправили в школу набираться ума-разума. То есть учиться собирать более длинные пряди. Соответственно, раз ты все начальное упорядочивание делаешь как бы сам, то есть без ученичества, то и считается, что это твой природный ум, как он мог бы развиться без целенаправленного совершенствования.

Где-то в глубине моего сознания всегда жило уважение перед природным умом. Более того, до этого разговора я считал, что Дядька просто без меры одарен умом от природы. И только тут я начал понимать, что он спокойно сделал себя. Сделал способным видеть само думание, в каком-то смысле стал хозяином думания, так что и я, к тому времени человек с двумя высшими образованиями, ощущал себя рядом с ним ребенком. И думаю, что немного сильнее ощущали бы и профессора, и академики. Ведь они лишь решали с помощью Разума какие-то задачи, он же «решал» сам Разум!..

И что особенно потрясало и одновременно не укладывалось в моей голове, - похоже, он достиг этого с помощью простейших приемов или простейшего понимания. Он просто знал, как устроено то, что в нас думает, и убирал помехи!

Теперь смотри, - снова указал он мне на рисунок. - В середке печище. Гляди, насколько оно мало по сравнению с понятиями, которые использует. А теперь скажи, из чего состоит разум?

- Из понятий? - с легким колебанием выдал я.

- Верно. Для сегодняшнего разговора это именно так. Разум состоит из образов, которые складываются в понятия. Обведи понятия кружком. Получился большой круг: Вот и смотри, насколько твое печище меньше твоего Разума. Насколько, значит, ты мало им владеешь.

У меня вдруг всплыла мысль, которая уже не раз появлялась, пока мы беседовали: карточный пасьянс - это только символ. Настоящие понятия содержат тысячи и миллионы образов. Как же мало должно быть мое действительное печище по сравнению с этим объемом!

- А теперь пойми главное. Ты можешь избрать только несколько главных понятий своей жизни и вычистить их полностью. И тогда твое печище станет равно всему разуму. Ну или почти равно. На самом деле для жизни нужно не так уж много главных понятий. А остальные в них войдут. Вот и вся наука думать. Живешь себе и не думаешь больше!

- Как так?!

- Думать должен разум.

Вот и пусть он за тебя думает. Это его работа. Почему же я за него должен это делать. У меня и другие дела есть.


* м.пособие

Наука думать. Упорядочивание разума. СТОЖОК. Глава 7.

А. Андреев

Издательство "Роща"

Просмотров: 1

Недавние посты

Смотреть все

Соколова Л., Некрылова А. Воспитание ребенка в русских традициях (Пестушки. Обучение ходьбе и.т.д.)

Пестушки Когда малыш только что проснулся, но еще вял и пребывает в по­лусонном состоянии, ему нужно помочь «встряхнуться», отойти ото сна, преодолеть дремоту и выйти на уровень активного бодрствова­н

КОНТАКТЫ для связи

  • Серый Vkontakte Иконка
  • YouTube
  • Instagram

© 2015-2020 Молодайник

  • Black Vkontakte Иконка
  • Black Instagram Icon
  • Черный значок YouTube